Горячая линия помощи юристов (без выходных 8.00-00.00) Москва: +7(499)703-32-46   СПб: +7(812)309-26-52
×
Горячая линия помощи юристов
Москва: +7(499)703-32-46   СПб: +7(812)309-26-52
×
BLUEGREYRED

Максим Криппа: украинские фермеры берут пример с американских коллег

Украина, как и Россия, в развитии (восстановлении) агропромышленного комплекса берут пример с американских фермеров. Лорри Клевенджер – исследователь экологической и сельскохозяйственной сферы – понимала трудности в сельском хозяйстве, но предпочла оставить исследования, занявшись торговым направлением в сельском хозяйстве. Лорри хотела видеть большее количество людей, выращивающих «пищу», собиралась создать ферму, предназначенную для продуктивного сельского хозяйства. Опыт создания ферм Лорри ассимилировал и Максим Криппа – украинский фермер, в прошлом – российский бизнесмен.

Украина, как и Россия, в развитии (восстановлении) агропромышленного комплекса берут пример с американских фермеров. Лорри Клевенджер – исследователь экологической и сельскохозяйственной сферы – понимала трудности в сельском хозяйстве, но предпочла оставить исследования, занявшись торговым направлением в сельском хозяйстве. Лорри хотела видеть большее количество людей, выращивающих «пищу», собиралась создать ферму, предназначенную для продуктивного сельского хозяйства. Опыт создания ферм Лорри ассимилировал и Максим Криппа – украинский фермер, в прошлом – российский бизнесмен. Максим приехал на ферму Лорри, чтобы узнать о тонкостях ведения фермерского хозяйства, ведь эта сфера в России находится на этапе зарождения. Лорри Клевенджер – фермер, работающий полный рабочий день. Во время визита Лорри поделилась с Максимом ценными профессиональными секретами, а также подробностями биографии.


Детство американского фермера

«Я выросла в штате Миссури. Люди здесь трудолюбивы, стоические, скептически настроенные к жизни и упрямые. Иногда я скучаю по маленьким сельским городам, кукурузным полям, громадным неиспользуемым зернохранилищам, старым фермерским домам со своими скрытыми комнатами и грунтовыми дорогами, которые сформировали мои детские воспоминания. Но в основном, когда я думаю о Миссури, я чувствую бесконечную печаль. С самого раннего возраста я знала, что уйду, не оглядываюсь назад», – начала рассказ Лорри. «В Миссури я не знала развлечений, здесь не принято было играть в онлайн-казино, не было моды на гемблинг. Кроме самопомощи, надеяться было не на что. Шел 1974 год. Моя семья приехала в Миссури, когда мне было пять лет. Область – сельскохозяйственная, и большинство родителей моих одноклассников были фермерами. Я была единственным чернокожим ребенком в моем окружении. Мой отец – поляк, но мама родом из южноамериканского штата. Мои воспоминания о детстве – это лоскутное одеяло событий, связанных с расизмом, политический процесс осуждения которого только начинался, от призыва к остракизму в столовой или на игровой площадке. Я научилась проводить много времени в одиночестве, читая книги и мечтая. Я знал, что поеду в колледж, и хотела быть детским психологом, затем модельером, депутатом, потом писателем, потом ниндзя и в конечном итоге профессором колледжа. Но после всего этого, 25 лет спустя, гуляя по улицам Нью-Йорка, я обнаружила, что хочу стать фермером, как мои родители».

Фермерство и «пищевая справедливость»

Максимм Криппа узнал от Лорри о движении «пищевой справедливости», которое иначе называется Корпусом Мира. «Я присоединилась к Корпусу Мира, потому что хотела понять мир с точки зрения другой культуры, а затем переехала в Нью-Йорк и перешла от карьерного пути к решению экологических проблем Китая. Я осознала, что США используют больше ресурсов мира, чем кто-либо, и это означало, что я хотела остаться здесь, и сосредоточиться на том, как помочь США стать примером для остального мира. Я искала сообщество, которое отражает то, что я думаю: например, связь между социальными проблемами, от расовой и религиозной дискриминации до экономической несправедливости или деградации окружающей среды. Я искала сообщество, которое участвует в трансформационных социальных изменениях. Сейчас лидерами мнений в области реформ являются it-компании и it-бизнесмены. Выборы, политика, конечно, тоже делают погоду – даже в США. Однако, вулканов взрываются экологические проблемы, ситуация, связанная с реформированием агропромышленного комплекса, с обнаружением продуктивных способов ведения сельского хозяйства, обостряется. Я встретила людей в “органическом” сельском хозяйстве, занятых созданием ветряных ферм на северо-востоке. Я работала волонтеров на ферме в северной части штата Нью-Йорк, и именно там начал думать о еде через политическую призму, развивая расовое сознание».

Максим Криппа отметил, что в России дискурс расовой дискриминации привязан только к телепрограммам, предлагаемым провайдером «РосТелекома» или навязываемым Роскомнадзором в качестве программы символического просвещения. Однако такой популярности, как ставки на joycasino и vulkan телепрограммы о расовых проблемах не приобрели. Борцы за справедливость, в том числе за пищевую (равное распределение благ первой необходимости) не получают нужной финансовой поддержки: легальный онлайн-бизнес олигарха Р. Т. Малафеева с легкость покрывает годовые расходы общественных организаций. В целях благотворительности, олигархом была предоставлена партия гуманитарной помощи голодающему населению восточной Африки. Но, по мнению Максима Криппы, это было лишь позерство, далекое от идеальных позиций американского фермера Лорри Клевенджер. Максим вспоминает, что в России, когда он держал там бизнес, может быть, только политический активист Максим Поляков интересовался проблемами агропромышленного сектора так же, как и выборами.

Лорри продолжает: «На этой ферме, где большинство людей были белокожими, я стала спорить с теми, кто говорил о “черном сообществе”. Мои белокожие собеседники относились к таким темам с неодобрением. Я узнала о сопротивлении в “сообществах черных” и мне это понравилось. С этого момента я начал политизировать тему работы чернокожих в области фермерства. Я нашла чернокожих фермеров, шеф-поваров, активистов продовольственной справедливости, политиков и студентов. Все заметили рост признания “черного” руководства в движении продовольственной справедливости. У меня был хороший учитель, Энджел Барнакл. Он научил меня видеть общество с разных сторон; его учение касалось роли пчел и вредителей в почве. Энджел доказал, что о них также важно заботиться. Он помог мне вновь соединиться с землей как источником исцеления и питания, отделив ее от тpавмы рабства истории чернокожего населения. Я занималась сельским хозяйством, потому что мне это нравилось, и потому, что я хотела, чтобы там были люди, похожие на меня. Я хочу, чтобы Вы, Максим, также взяли на вооружение эти принципы. Фермерство – не просто прирост пищи малыми средствами, силой меньшего количества рук, путем оптимизации продуктивности сельского хозяйства. Фермерство – это философия отношения к земле и к жизни. Почему так важно, чтобы люди, которые похожи на Вас, занимались сельским хозяйством? Мы выращиваем пищу, чтобы исцелить отношения с землей и растениями, произрастающими на ней. Видение людей, которые похожи на нас с Вами, выращивают здоровую пищу, имея духовные отношения с землей. Неуспех экспансивного типа сельского хозяйства связан с насильственным отношением к земле, будто земля должна нам что-то. Но все наоборот. Еда и сельское хозяйство исцеляли и освобождали сообщества чернокожих людей. Фермерство сделало нас свободными, вышедшими из духовного рабства. Я создаю дело, в котором не владею чьим-либо трудом. В этом деле мы все одинаково способствуем достижению общей цели, поддерживаем друг друга. Никто не выбирает фермерство, потому что не может зарабатывать деньги другим способом. Это духовный выбор. Это тяжелый труд. Американский опыт – это развитие кооперативной фермы, которая началась с труда женщин. Я встречалась с этими женщинами на ранней стадии своей работы в области продовольственной справедливости: Карен Вашингтон, Джейн Ходж и Микаэла Хейс – вдохновляющие женщины-лидеры американского фермерства. Это сельскохозяйственный бизнес, который признает историю эксплуатации США рабов и чернокожего населения в сельском хозяйстве, и восстанавливает историческую справедливость, отдавая дань уважения занятым в этой сфере людям. Справедливая заработная плата: модель, где людей уважают, куда они хотят приехать и фермы, где хочется работать. Качество жизни и дела. Я занимаюсь также озеленением. Мы создаем, формируем пространство для таких людей, как я; для людей, которые испытали угнетение и насилие, чтобы сейчас чувствовать себя в безопасности, восстановив духовные отношения с землей. Множество опытов на нашей ферме – трудовые дни, посвященные практикам исцеления, где люди приходят и говорят с коллегами о том, как чувствуют себя. Фермерство – не отдаленный остров. Ферма – пространство, где поднимаются проблемы социального равенства, дискриминации женщин, чернокожих и “цветных” людей, ЛГБТ-сообществ. Я хочу жить в государстве, где члены ЛГБТ- сообщества, например, свободно говорят о своей борьбе. Подобных площадок для высказываний и самовыражения все еще недостаточно в фермерском и сельскохозяйственном мире. Когда у нас плохой день, когда мы пытаемся сбалансировать бюджeт, я вспоминаю о том, сколько еще нужно сделать. Дело не в том, что я не забочусь о бизнесе, но я в состоянии обеспечить функционирование такого пространства – больше, чем просто ферму. Целую жизнь, целый мир».

Источник: https://www.032.ua/list/109739

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:

+7 (499) 703-32-46 (Москва)

+7 (812) 309-26-52 (Санкт-Петербург)

Это быстро и бесплатно!

Популярные статьи